Что происходит в Боснии и Герцеговине?

28 февраля президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер посетил Боснию и Герцеговину в рамках своего турне по Западным Балканам, странам-кандидатам в члены Европейского Союза. Во время своего пребывания в Сараево он сказал, что возможное время для вступления страны в ЕС — 2025 год. Он добавил, что это может произойти только при соблюдении всех условий, но он не упомянул о них.

Однако в настоящее время внутриполитическая ситуация в Федерации не благоприятствует вступлению в Европейский Союз. В последние месяцы Босния и Герцеговина характеризовалась высоким уровнем социального недовольства, которое проявлялось в регулярных протестах некоторых социальных групп. Дольше всего (с июня по июль 2017 г.) длятся протесты Союза боевиков. Боевики требуют от властей ввести новый закон, регулирующий систему выплаты пособий, так как действующая система допускает многочисленные нарушения и факты получения выплат другим категориям граждан в случае фальсификации документов. С июля прошлого года власти пытаются снять напряженность, обещая начать работу над новым законом о ветеранах, но до сих пор ничего не сделано. Отметим, что самая крупная акция протеста прошла 28 февраля, цель которой заключалась в перекрытии основных дорог страны.

Промышленные рабочие, требующие выплаты удержанной заработной платы и пенсий, являются активными участниками протестов. Следует обратить внимание на неуклонный рост финансовой задолженности в условиях кризиса и неблагоприятных экономических условий. Самый распространенный метод протеста — перекрытие автомагистралей и дорог и пикеты перед правительственными зданиями. Наиболее активными являются сотрудники РС Электропривода, РМК Зеница, Глинозем и РС Энергоинвест.

Пенсионеры также являются участниками акций протеста, требуя повышения пенсий и отмены пенсионных взносов для льготных групп граждан, в частности военнослужащих. Поскольку в протестах приняли участие несколько тысяч человек, власти страны под давлением приняли изменения. Этот шаг вызвал недовольство представителей профсоюзов милиции, так как диеты для бывших милиционеров упали на 25-30%. Это привело к демонстрации нескольких сотен полицейских в Сараево.

В последние месяцы медицинский персонал провел несколько коротких забастовок протеста в нескольких частях страны. В результате были отменены приемы многих пациентов к специалистам и сокращено количество людей в больницах, за исключением экстренных случаев.

Большинство протестов носят мирный характер. Однако уже были столкновения с полицией, пытающейся снять блокпост. Следует отметить, что запросы ветеранов пользуются широкой поддержкой СМИ и общественности, так как эта проблема напрямую затрагивает большую часть населения страны. По этой причине видно, что кризис в Боснии и Герцеговине носит систематический характер.

Глубина кризиса настолько серьезна, что Босния и Герцеговина не может стать кандидатом на членство в ЕС к 2025 году. И Юнкер это знает. Так почему же он заранее дает нереалистичные обещания? На этот вопрос можно ответить двумя способами. Во-первых: таким флиртом он пытается направить вектор развития внешней политики этой страны в сторону Евросоюза. Таким образом он пытается вырвать эту страну из сферы интересов США, России и Китая.

Второе: стимулирование боснийской политической элиты к консолидации своих усилий, чтобы не допустить погружения страны в гражданскую войну. Ведь в случае вооруженного конфликта это затронет многие страны региона, в том числе те, которые уже входят в ЕС. Брюссель не переживет новый наплыв балканских беженцев.

Оказывается, оба ответа указывают на то, что Юнкер дает пустые обещания спасти Европейский Союз от дальнейших потрясений. В любом случае можно смело сказать, что вопрос о вступлении страны в Евросоюз всерьез не рассматривается руководством организации. И все заявления президента Еврокомиссии — не что иное, как обещания. Ведь ведущие страны ЕС не готовы в нынешних реалиях решать проблемы пришельцев. Однако в Боснии и Герцеговине много проблем!